Home - FAQ - Поиск - Пользователи - Группы - Регистрация - Профиль - Войти и проверить личные сообщения - Вход

«Иерусалим, 1191 г. после Р.Х.»
Третий крестовый поход раздирает Святую Землю на части.
Вы - элитный ассасин, призванный остановить завоевателей
путем уничтожения первых лиц обеих сторон - крестоносцев и сарацинов.
Вы в центре конфликта, который угрожает не только Святой Земле, но и всему миру...

Все о рыцарях Христа(Крестовые походы,средневоковые замки..)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Игры Assassin's Creed -> Святая земля
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
indigo
Историк


Зарегистрирован: 18.04.2008
Сообщения: 17

СообщениеДобавлено: Вт Апр 22, 2008 9:10 am    Заголовок сообщения: Все о рыцарях Христа(Крестовые походы,средневоковые замки..) Ответить с цитатой

Меня давно это интересовало.Вот нашел на своих дисках.
Постараюсь наиболее полно охватить тему.
*********************

Крест тамплиеров.




Формы крестов, использовавшиеся Орденом Храма

27 апреля 1147 г. папа римский Евгений III, присутствовал на Генеральном Капитуле ордена Храма в их новом доме в Париже. В присутствии короля Франции Людовика VII Капета, архиепископа Реймса, ста тридцати рыцарей ордена Храма и магистра Франции Эврара де Бар, папа даровал тамплиерам право носить на левой стороне плаща, под сердцем, изображение алого креста "с тем, чтобы сей победоносный знак служил им щитом, и дабы никогда не повернули они назад пред каким-нибудь неверным".


Первоначально крест имел простую форму, не чем не отличную от креста, который пришивали на свои одеяния крестоносцы, когда отправлялись в поход. Со временем крест мог изменить форму на клиновидную. Изначально крест носился на плече. Однако в последний период существования ордена согласно тогдашним установлениям рыцари, сержанты и каноники носили крест на груди и на спине.
Так все же, что представлял собой крест тамплиеров? Об этом было - и, несомненно, еще долго будет - много споров. Невозможность прийти к согласию по этому вопросу указывает, что речь идет не об одном кресте, а о нескольких.


**************************
Знамя тамплиеров

Кардинал Жак де Витри, епископ Акры, частый компаньон храмовников в их военных экспедициях, так описывает религиозный и боевой дух братьев Ордена:


Два рыцаря ордена Храма.
"Chronica majora" Матвей Парижск




Знаменосец ордена Храма.
"Chronica majora" Матвей Парижский





Тамплиеры в битве.
Фреска в орденской церкви в Сан-Бевиньяте, Перуджа.






"Когда звучит призыв к оружию, они никогда не считают врагов, да и зачем им это? Львы в битве, агнцы в монастыре; отважные воины на поле боя, кроткие монахи в молитве; свирепые и беспощадные к врагам Иисуса Христа, они добры и милосердны к христианам. В битве они несут перед собой знамя, разделенное на черную и белую половины, в знак того, что они справедливы и милостивы к христианам, и грозны и ужасны для врагов. Сами братья называют это знамя Beau-seant либо Bien-seant".

Эрнуль (оруженосец Балдуина Ибелина и хронист) пишет, что с самого основания Ордена братья имели знамя, называемое Bauзant.
Есть также и такая версия, что знамя называлось baucant (пегое).
Знамя было разделено по горизонтали на две части - верхнюю черную и нижнюю белую. Иногда с красным крестом, расположенном на белом поле. Значение цветов знамени до сих пор неясно. Означало ли оно победу сил добра над злом? А может, обозначало два класса внутри Ордена - рыцарей в белых мантиях и сержантов в черных плащах? Есть также версия, что черная часть знамени обозначала мирскую, греховную жизнь, которую тамплиеры оставляли при вступлении в Орден, а белая часть символизировала чистоту их нынешней жизни, посвященной сражениям за веру.
Изображения знамени у различных хронистов различаются, какая именно часть была белой, а какая - черной. Матвей Парижский, хронист аббатства Сент-Олбанс, изображает знамя с верхней частью черной и с нижней частью белой. Причем их соотношения у него менялись. В Historia Anglorum он изображает знамя Ордена поделенным на две части: верхняя треть - черная, две нижних трети - белые.
В то же время он в другом своем труде, Chronica majora, приводит изображения знамени как с равными полями, так и с неравными (как в Historia Anglorum).
Церковь Сан-Бевиньяте в Перудже (Умбрия) была построена между 1256 и 1262 гг. под руководством папского казначея, брата Ордена Бонвичино. Сан-Бевиньяте было одним из центров Ордена в Перудже (с 80-хх годов XIII века - единственным). Внутри, на западной стене сохранились остатки большой фрески, на которой изображена битва между крестоносцами и мусульманами. Можно различить знамена и щиты братьев Ордена, поделенные на равные половины - верхнюю белую (с нанесенным лапчатым крестом) и нижнюю черную.
Возможно, знамя, изображенное на фресках церкви Сан-Бевиньяте, являлось штандартом магистра, тогда как Матвей Парижский рисовал знамя, которое нес маршал (статья ?164 Устава Ордена) и другие иерархи на поле боя. Согласно тому же Уставу право носить знамя, как в военное, так и в мирное время, имели: сенешаль (статья ?99), командор Иерусалима (статья ?121), командоры областей Антиохии и Триполи (статья ?125), командор рыцарей при туркопольере (статья ?170), командор рыцарей при маршале (статья ?165) и т.д.
Очевидно, что знамя Ордена не было уникально (как, например, Орифламма французских королей). В любом случае, орденский штандарт играл очень важную роль на поле боя (помимо "классической" роли, естественно): он показывал центр орденского центра, а также место, к которому должны были стремиться братья для перегруппировки и новой атаки. Его функция была настолько важна, что существовал дубликат знамени, которое несли свернутым, на тот случай, если первое падет. А маршал перед атакой назначал 10 рыцарей, единственной задачей которых была охрана знамени. В случае, если же брат бросил знамя и бежал с поля боя, это считалось очень серьезным проступком, за который этого брата могли изгнать из Ордена (статья ?232 Устава Ордена). Если же брат в битве наклонит знамя, капитул мог лишить его плащ.
***********************

Немного о рыцарях и турнирах.


Рыцари… Неустрашимые воины, преданные вассалы, защитники слабых, благородные слуги прекрасных дам, галантные кавалеры… Неустойчивые в бою, неверные слову, алчные грабители, жестокие угнетатели, дикие насильники, кичливые невежды… Все это рыцари.
И вот вокруг этих-то противоречивых созданий вертелась, в сущности, история европейского средневековья. Потому что они в те времена были единственной реальной СИЛОЙ. Силой, которая нужна была всем – королям против соседей и непокорных вассалов, крестьян, церкви; церкви – против иноверцев, королей, крестьян, горожан; владыкам помельче – против соседей, короля, крестьян; крестьянам – против рыцарей соседних владык. Горожанам, правда, рыцари были не нужны, но они всегда использовали их военный опыт. Ведь рыцарь – это, прежде всего, профессиональный воин. Но не просто воин. Рыцарь на всех языках – рейтер, шевалье и так далее – обозначает всадника. И опять же не просто всадника, но именно тяжеловооруженного всадника – в шлеме, панцире, со щитом, копьем и мечом. Все это снаряжение стоило весьма дорого: еще в конце первого тысячелетия, когда расчет велся не на деньги, а на крупный рогатый скот, комплект вооружения – тогда еще не столь обильного и сложного – вместе с конем стоил 45 коров, или 15 кобылиц. А это – величина стада или табуна целой деревни.
Но мало было взять в руки оружие – им надо уметь отлично пользоваться. А этого можно было достичь только беспрестанными и весьма утомительными тренировками с самого юного возраста (мальчиков из рыцарских семей с детства приучали носить доспех – известны полные комплекты для 6-8-летних детей). Следовательно, тяжеловооруженный всадник должен быть богатым человеком с большим досугом. Крупные владетели могли содержать при дворе лишь очень небольшое число таких воинов. А где взять остальных? Ведь крепкий мужик, если и имеет требуемые 45 коров, то не для того, чтобы отдать их за груду железа и красивого, но не годного для хозяйства коня. Выход нашелся: мелкие землевладельцы обязывались королем работать определенное время на крупного, снабжать его нужным количеством продуктов и изделии ремесла, а тот должен быть готовым служить королю в качестве тяжеловооруженного всадника, тоже определенное количество дней в году.
На подобных отношениях в Европе выстроилась сложная феодальная система. И постепенно, к XI-XII векам тяжеловооруженные всадники превратились в касту рыцарей. Доступ в это привилегированное сословие становился все более трудным, основанным уже на родовитости, которая подтверждалась грамотами и гербами. Еще бы: кому хочется тесниться и допускать к жирному куску посторонних! А кусок был жирен, и чем дальше, тем больше.
За клятву верности сеньору рыцарь получал землю с работающими на него мужиками, право суда над ними, право сбора и присвоения налогов, право охоты, право первой ночи и так далее, и тому подобное. Он мог ездить ко дворам владык, развлекаться целыми днями, пропивать, проигрывать в городах деньги, собранные с мужиков. А обязанности... Во время военных действий служить со своим харчем сеньору около месяца в оду, а обычно и того меньше. За "сверхурочную" службу ему шло большое жалованье. Военная добыча – трофеи, выкуп за пленных, сами пленные – шла ему. Можно было во "внеслужебное время" и поработать "налево" – наняться на время к постороннему сеньору или к городскому магистрату. С течением времени рыцари стали все больше и больше манкировать своими обязанностями. Иногда по условиям ленного договора рыцарь должен был служить то количество времени, на которое у него хватит запасов продовольствия. И вот такой храбрый муж являлся с окороком, прилагал все усилия к тому, чтобы съесть его за три дня, и уезжал в свой замок.
Ну а как рыцари воевали? По-разному. Вообще говоря, сравнивать их с кем-то очень трудно, так как они в Европе были в военном отношении предоставлены самим себе. Разумеется, в сражениях участвовала и пехота – каждый рыцарь приводил с собой слуг, вооруженных копьями и топорами, да и крупные владетели нанимали большие отряды лучников и арбалетчиков. Но до XIV века исход сражения всегда определяли немногие господа рыцари, многочисленные же слуги – пехотинцы были для господ хоть и необходимым, но лишь подспорьем. Рыцари их в расчет вообще не принимали. Да и что могла сделать толпа необученных крестьян против закованного в доспехи профессионального бойца на могучем коне? Рыцари презирали собственную же пехоту. Горя нетерпением сразиться с "достойным" противником – то есть рыцарем же, – они топтали конями мешающих им своих пеших воинов. С таким же равнодушием рыцари относились и к бездоспешным всадникам с мечами и легкими копьями. В одной из битв, когда на группу рыцарей налетел отряд легких всадников, они даже не сдвинулись с места, а просто перекололи своими длинными копьями лошадей противника, и только тогда поскакали на достойного врага – рыцарей.
Вот тут-то и происходил "настоящий" бой – два закованных в железо всадника, закрытые щитами, выставив вперед длинные копья, сшибаются с налета, и от страшного таранного удара, усиленного тяжестью доспехов и весом лошади, умноженных на скорость движения, враг с треснувшим щитом и распоротой кольчугой или просто оглушенный вылетает из седла. Если же доспехи выдерживали, а копья ломались, начиналась рубка на мечах. Это было отнюдь не изящное фехтование: удары были редкими, но страшными. Об их силе говорят останки воинов, погибших в сражениях средневековья – разрубленные черепа, перерубленные берцовые кости. Вот ради такого боя и жили рыцари. В такой бой они кидались очертя голову, забыв об осторожности, об элементарном строе, нарушая приказы командующих (хотя какие там приказы – рыцарям лишь предлагали держать строй, их просили).
При малейшем признаке победы рыцарь кидался грабить лагерь врага, забывая обо всем, – и ради этого тоже жили рыцари. Недаром некоторые короли перед боем, запрещая бойцам ломать боевой порядок при наступлении и ход битвы из-за грабежа, в качестве "наглядной агитации" строили виселицы для несдержанных вассалов. Бой мог быть довольно долгим. Ведь он распадался обычно на нескончаемое количество поединков достойных противников, бесконечно гонявшихся друг за другом.
Ну а как насчет рыцарской чести? Оказывается, на противника рыцарь может "напасть спереди и сзади, справа и слева, словом, там, где может нанести ему урон" – так гласил устав тамплиеров. Но если противнику удавалось заставить отступить хоть несколько рыцарей, их соратники, заметив это, как правило, ударялись в паническое бегство, которое не в силах был остановить ни один полководец (как, впрочем, и управлять боем после начала атаки). Сколько королей лишились победы только потому, что преждевременно теряли голову от страха!
Воинская дисциплина была не просто слабым местом рыцарей – ее у них не было, и быть не могло. Ибо рыцарь – индивидуальный боец, привилегированный воин с болезненно острым чувством собственного достоинства. Он профессионал от рождения, и в своем деле – военном – равен любому из своего сословия, вплоть до короля. В бою он зависит только сам от себя, и выделиться, быть первым может, только показав свою храбрость, добротность своих доспехов и резвость коня.
И он показывал это всеми силами. Да кто же тут может что-то ему указать, приказать? Рыцарь сам знает все, и любой приказ для него – урон чести. Такое самосознание рыцаря прекрасно знали и чувствовали полководцы, государственные деятели – мирские и церковные. Видя, что несокрушимые всадники терпят поражения из-за своей горячности и своеволия, вылетая в атаку разрозненными группами и зная, что тяжелая конница непобедима, когда наваливается всей массой, государственная и церковная администрация принимали меры для приведения хоть в какой-то порядок своих выскочек. Дело-то ведь еще и в том, что рыцарей было мало. Например, во всей Англии в 70-х годах XIII века было 2750 рыцарей. В боях участвовало обычно несколько десятков рыцарей, и лишь в больших сражениях они исчислялись сотнями, редко переваливая за тысячу. Понятно, что это мизерное количество полноценных бойцов нельзя было растрачивать, распылять по мелочам. И тогда с конца XI века, во время крестовых походов, стали возникать духовно-рыцарские ордена со строгими уставами, регламентирующими их боевые действия.
Но самый крепкий порядок был, разумеется, в бандах-отрядах рыцарей-наемников, расплодившихся в XII-XIV веках, предлагавших свои услуги кому угодно и грабивших всех подряд в мирное время. (Именно для борьбы с этими бандами и были созданы впервые в средневековой Европе французскими королями в XIV веке настоящие регулярные армии, маленькие, состоявшие из разных родов войск, где воины служили за плату постоянно.) Надо сказать, что вся строгость воинских уставов и распорядков иссякала в тех разделах, где трактовалось о боевых действиях рыцарей. То есть строгость была, но требования были самыми общими: не покидать и не ломать строй, стараться, в разумных пределах, обороняться при неудаче, а не сразу бежать, и до победы лагерь противника не грабить.
Итак, как же воевала рыцарская конница? Чтобы сохранить строй к решающему моменту схватки, она подходила к противнику шагом, она была "покойна и невозмутима, подъезжала не торопясь, как если бы кто-нибудь ехал верхом, посадивши впереди себя на седло невесту", – писал один средневековый автор. И, только подъехав совсем близко к врагу, рыцари бросали коней в более быстрый аллюр. Медленное сближение имело еще и тот смысл, что экономились силы лошади для решающего броска и схватки. Пожалуй, самым удобным построением был издавна придуманный для тяжелой конницы "клин", "кабанья голова", или "свинья", как называли его русские дружинники, любившие, кстати, это построение ничуть не меньше своих западных коллег.
"Кабанья голова" имела вид колонны, слегка зауженной спереди. Давно известно, что конницу водить в колоннах очень выгодно, так как в этом случае лучше всего сохраняется сила ее массированного, таранного удара. Это не столько боевое, сколько походное построение – когда "клин" врезается в ряды противника, воины, едущие в задних рядах, немедленно "разливаются" в стороны, чтобы каждый всадник не топтал передних, но в полную меру проявил свои боевые качества, равно как и качества коня и оружия. У "клина" было и еще одно преимущество: фронт построения был узок.
Дело в том, что рыцари очень любили сражаться, но совсем не хотели умирать – ни за сеньора, ни за святую церковь. Они должны были и хотели только побеждать. Этому, собственно, и служили их доспехи. Этому служил и "клин". Ведь когда отряд рыцарей медленно, "шаг за шагом", приближается к врагу, он становится великолепной мишенью для лучников противника. Хорошо, если у того нет качественных лучников. А если есть? Если у них вдобавок отличные дальнобойные, мощные луки? Монголы при Лигнице и англичане при Кресси и Пуатье именно из луков буквально расстреляли прекрасно защищенных доспехами рыцарей. А при построении "клином" перед вражескими стрелками оказывалось только несколько всадников в самом надежном защитном снаряжении.
Да, рыцари умирали весьма неохотно. Они предпочитали бежать или сдаваться в плен в случае неудачи. В европейских войнах гибло их очень мало – единицы, и лишь в крупнейших битвах, решавших судьбы стран, – несколько сотен.
И дело тут не только в доспехах. Рыцари к XIII веку ощутили себя неким всемирным орденом, кастой, для которой не важны никакие территориальные границы, никакое подданство. Ведь границы все время менялись, области и целые государства переходили от одного короля к другому, а рыцари сидели в тех же замках, изъяснялись на французском языке и все, как один, считались слугами святой католической церкви. И убивать собрата, кто бы и откуда он ни был, становилось неприличным. Вот одолеть его – сбить с коня, взять в плен и, главное, получить выкуп – это победа. А что пользы от трупа? Войны превращались в массовые турниры. Но не превратились.
Не позволили "грубые мужики" – крестьяне и горожане, воевавшие в пехоте. Им-то рыцари пощады не давали. Но уж и они в долгу не оставались – пленных не брали. А когда в XIV веке бурно развилась боеспособная пехота, сражающаяся в плотных строях, не боящаяся конных атак и с длинными алебардами сама бросающаяся в бой, – рыцари кидались в бегство при одном виде швейцарских "баталий" и гуситских повозок, с ужасом и возмущением рассказывая о непривычных кровавых побоищах – ведь у швейцарцев, например, под страхом смерти запрещалось брать пленных. И когда рыцари тоже стали все чаще применять глубокие плотные построения, так что отряд превращался в железного дикобраза, их снова смела – теперь уже навсегда – пехота, вооруженная огнестрельным оружием.
А теперь посмотрим, чем же и в чем воевали рыцари.
В литературе нашей, особенно художественной, широко распространено мнение, что европейское рыцарское вооружение было ужасно тяжелым и неудобным. Как только не измываются над рыцарями романисты: бедные всадники в их повествованиях не то, что сесть на коня – ходить, с земли подняться сами не могут. Да что винить писателей – их вводили в заблуждение солидные труды военных и невоенных историков. На самом деле рыцари не были врагами самим себе, да и вообще военное дело не терпит неудобств в снаряжении. И рыцарское оружие в этом смысле ничем не отличалось от любого другого. Просто на нем лучше, чем, пожалуй, на любом другом оружии, видны все изменения, происходящие со средствами нападения и защиты, которые диктует развитие военного дела, производства и социальных отношений.
В XI веке снаряжение тяжеловооруженного всадника сложилось в том виде, в котором оно просуществовало с незначительными изменениями, до XIV века и послужило основой для дальнейшего развития вооружения. К сожалению, подлинных западноевропейских доспехов XI-XII веков дошло до нас очень мало, и говорить о них приходится по изображениям на памятниках искусства.
Судя по ним и дошедшим образцам, подавляющее большинство рыцарей защищало тело кольчугой. До недавнего времени многие ученые считали, а иные считают и сейчас, что на Западе стали широко применять и делать кольчуги только с конца XI века, в результате крестовых походов, заимствовав секреты их изготовления на Востоке. До этого времени рыцари носили "неудобные (почему неудобные?) кожаные доспехи с нашитыми железными пластинками или кольцами". Немногие же кольчужные брони ввозились с Востока или из Руси. На самом же деле кольчугу в Западной Европе знали и изготовляли еще со времен античности и на протяжении всего первого тысячелетия нашей эры. Другое дело, что при всех своих удобствах, ее не только разрубает меч и топор или пропарывает копье – ее пробивает стрела. Поэтому воины конца первого тысячелетия нашей эры часто предпочитали ей более надежные пластинчатые и чешуйчатые доспехи. Ведь им приходилось сражаться с бесконечными волнами пришельцев с Востока – кочевниками, вооруженными могучими луками гуннского типа с тяжелыми бронебойными стрелами. Но к XI веку последние наследники гуннов – мадьяры – осели, прекратив опустошительные конные набеги, а для всадников были придуманы большие миндалевидные щиты, закрывавшие их от носа до середины голени.
Сделанный из дерева, обтянутый слоями кожи и увенчанный железным навершьем – умбоном, такой щит надежно укрывал от стрелы, а меч и копье если и разрубали его, то застревали в нем или даже ломались, стоило принять удар на умбон. Тут-то кольчуга, прекрасно укрывавшая от случайных ударов, и вышла на первое место. Сначала она имела рукава до локтей, да и ноги оставались открытыми. А в рубке мечами или под градом стрел легко было лишиться руки и ноги. И щит не помогал – его, такой большой и тяжелый, трудно было подставлять под сыпавшиеся со всех сторон удары.
Тогда в конце XI века рыцари стали надевать на ноги кольчужные чулки, а кольчуга обрела длинные рукава с варежками и капюшон, так называемый "хауберк". Завершал полное прикрытие рыцарского тела шлем. В XI веке он почти всегда имел широкий наносник и форму купола, благодаря которой удары мечом по нему скользили. В специальной литературе их называют "норманнскими", но они – общее достояние всей Евразии, так как развились в качестве упрощенного варианта из самого распространенного в Евразии первого тысячелетия шлема, склепанного из четырех и более сегментов в виде купола и снабженного остроконечным навершием. Ранние "норманнские" шлемы тоже были клепанными, позднее их ковали из одного куска.
В XII веке верхушка у этих шлемов загибается вперед или же он "распухает", приобретая яйцеобразную форму. Эти изменения вели к увеличению объема шлема, что давало больший защитный эффект, так как стенки шлема уже не прилегали непосредственно к голове. Тогда же шлемы обрели наличники – железные полумаски. И не случайно, потому что щит из миндалевидного стал треугольным и уже не защищал лицо. А его надо было беречь: от удара мечом "хауберк" не спасал. На Готланде были раскопаны черепа в кольчужных капюшонах, разрубленные страшным поперечным ударом.
И вот этот описанный комплекс доспехов называют тяжелым, делающим рыцаря неповоротливым – в отличие от воинов Руси и Востока. А ведь он весил в среднем не больше, чем защитный набор оружия в Восточной Европе и Азии. Пусть западная кольчуга имела рукава и капюшон и дополнялась чулками – зато на Руси и Востоке она часто дополнялась или заменялась более тяжелым пластинчатым или чешуйчатым панцирем, на Западе применявшимся редко. И щиты были такие же миндалевидные, и шлемы, близкие по форме "норманнским", в XII-XIII веках снабжались железными масками.
В XIII веке начинается процесс сильного изменения рыцарского доспеха. Прежде всего, он коснулся шлема. У яйцеобразного шлема макушка делается плоской, опускается затылок, железный наличник увеличивается книзу и в стороны – шлем принимает вид железного ведра с прорезями для глаз и дырочками для дыхания. По своей форме он и назван "горшковидным", с такого шлема удары не соскальзывают, но любой прямой удар по нему уже не достигает цели, так как это "ведро" надевалось на специальную, с толстым мягким валиком-венцом, шапку, надетую, в свою очередь, поверх кольчужного капюшона. Так что такой шлем нигде и близко не касался поверхности головы, да еще его личина от глаз до подбородка частенько снабжалась дополнительным слоем металла.
С середины XIII века, или несколько раньше, в Европе начинает распространяться доспех типа "бригандины" – панцирь, где железные пластины скреплены изнутри мягкой – тканой или кожаной – основой. Было ли появление и распространение "бригандины" на Западе результатом развития местных традиций, или же заимствования из Руси или с Востока – вопрос до сих пор не решенный. Но время потребовало – и этот доспех появился. С появлением такого усиленного доспеха отпала необходимость в огромном щите – деревянный треугольник, уже без умбоиа, стал прикрывать тело сидящего верхом бойца от шеи до бедер. Соответственно уменьшился и его вес, так что щитом стало возможно фехтовать, подставлять под удары врага. А чтобы рука, держащая его, меньше уставала, щит на специальном ремне вешали на шею: если он был не нужен или воин бился обеими руками, щит забрасывался за спину.
С XIII века не только сам рыцарь, но и его боевой конь получает усиленную защиту. Тканые или войлочные попоны, закрывавшие все тело коня, появились еще в XII веке и защищали его от дождя и зноя. Теперь же попона стала кольчужной. А голова коня защищалась железной маской, оставлявшей открытыми только глаза и рот.
Сама идея бронирования лошади пришла в Европу с Востока – из мусульманских стран или от татаро-монголов – через посредство Руси. Но формы, в которые вылился западноевропейский конский доспех, были местными.
Надо сказать, что снаряжение коня и методы управления им менялись и совершенствовались так же, как и остальные средства ведения боя. Таранный удар копьем и связанная с ним опасность быть выбитым из седла потребовали предельно крепкой посадки, что привело в XII веке к созданию седла-кресла с высоченной, очень жесткой задней лукой, охватывающей стан всадника, на которую он откидывался, уперев ступни вытянутых ног в стремена. Высокая передняя лука защищала живот рыцаря. Строгость в управлении конем обусловила существование специального мундштука и острых конусовидных шпор. С конца XII-начала XIII веков мундштук усложняется и становится все строже, и за счет этого уменьшается необходимость в большой строгости шпор, но возрастает требование более тонкого управления конем. Тогда по всей Европе начинают распространяться более "мягкие" шпоры со звездчатым колесиком.
Как мы видим, все изменения в доспехе XI-XIII веков происходили по внутренним закономерностям самого оборонительного вооружения – одна его часть усиливалась за счет другой, хотя в XIII веке наблюдается общее увеличение веса средств защиты.
Усиление доспеха в XIII веке произошло потому, что именно в это время начинает изменяться форма меча. В XI-XII веках он сохранял традиции конца первого тысячелетия – был не очень длинным, весьма широким и имел, как правило, округлый конец, то есть был приспособлен исключительно для рубящего удара. Но в XIII веке мечи вытягиваются и заостряются на конце, становятся более тяжелыми. Ими уже можно не только прорубить кольчугу, но и проткнуть ее. Еще четыре вида оружия заставили усилить кольчугу пластинчатой броней: булава, арбалет, фальшьон и алебарда. Булаву – металлический шипастый многогранник, а также шестопер, очень возлюбили в XI-XIII веках воины-клирики. Поскольку церковь запрещала своим служителям проливать кровь, а воевать за свои интересы князьям церкви приходилось так же, как и мирянам, то булава оказалась как нельзя кстати: от ее удара по мягкой кольчуге получался такой ушиб, что пострадавший с кровоизлиянием или перебитыми костями часто отправлялся в лучший мир.
В это же время бурно развивался и распространялся арбалет – станковый лук, машина огромной мощности, пробивавшая кольчужную ткань, как матерчатую. Фальшьон – огромный тяжелый тесак, появившийся в начале XIV века и понравившийся рыцарям, – запросто разрубал кольчугу, а известная с этого же времени алебарда – сочетание копья, топора и крюка, насажанное на древко, – в руках швейцарских крестьян-пехотинцев раскалывала и протыкала не только кольчуги, но и шлемы. Все отмеченные тенденции в оружии нападения продолжали быстро развиваться и в последующие столетия, что повлекло соответствующее развитие доспеха из крупных железных пластин.
В этот период распространилось поднимающееся забрало, изобретенное столетием раньше. Над разработкой же прикрытия корпуса воина шла большая экспериментаторская работа.
Были изобретены панцирные жилеты, кожа которых подбивалась большими прямоугольными пластинами. И, наконец, на магистральном пути развития западноевропейского рыцарского панциря оказался доспех, состоящий из сплошной кирасы с юбкой из горизонтальных стальных полос (в XIV веке кирасу почти всегда упорно обтягивали тканью или надевали поверх нее короткий кафтан, так что ее и не было видно), наручей и поножей, состоящих из деталей, повторяющих анатомическое членение человеческих конечностей, а также железных перчаток. Оставалось лишь соединить между собой все части этого доспеха. На это ушла вторая половина XIV века. Тогда же "горшковидный" шлем для боевых условий был заменен "баскинетом" – небольшим заостренным на макушке шлемом с низким затылком, защищенным спереди подвижным забралом с сильно выступающей центральной частью, за что его называли "собачьей мордой". К "баскинету" прикреплялось длинное кольчужное ожерелье, прикрывающее шею и плечи, И, наконец, в XV веке появился полный доспех, где конструкция из больших сплошных стальных пластин повторяла строение человеческого тела. Именно над этим доспехом издевались позднейшие авторы исторических исследований и романов, перенося его и на столетия раньше. А зря издевались. Выяснилось, что доспех этого типа отличался великолепными боевыми качествами, был не только очень прочен, но и удобен.
Весил такой доспех около 25 килограммов. (Заметим, что комплекты доспехов из Восточной Европы и Азии весили почти столько же.) Но этот вес равномерно распределялся по всему телу. Все подвижные части набирались из узких пластинок, приклепанных к ремням, так что доспех совершенно не сковывал движений. В наши дни во время киносъемок спортсмены и артисты надевали подлинные доспехи. Так вот, тренированный человек спокойно работает в доспехе 8 часов в сутки, ходит, ездит верхом, сам влезает в седло и поднимается с земли. А что рыцари уставали в своей броне – так разве не устают в своих сражениях современные хоккеисты?
Доспехи XV века, названные "готическими" за заостренные формы своих деталей, сменились в начале XVI века "максимилиановскими", в которых вся поверхность брони покрывалась желобками, облегчавшими вес доспеха.
В связи с усилением доспеха роль рыцарского меча несколько падает, зато копье служит по-прежнему верно, и если не протыкает, то выбивает противника из седла. К XVI веку оно превращается в толстый трехметровый шест с маленьким острием. Такую тяжкую пику, обладающую страшной пробивной силой, уже не удержать одной рукой. Поэтому ее подпирали стальной подставкой, привинченной к груди кирасы.
И все же доспехи, в которых нельзя было ни встать, ни повернуться, были. Это турнирные доспехи XVI века. Турниры, пышно обставленные игрища, призом на которых были доспехи и конь поверженного соперника, известны с XI века. До конца XV века рыцари на турнирах бились в основном тупым оружием и в обычных боевых доспехах. Но в XVI веке правила ужесточились, стали драться острым оружием. Погибать в игре хотелось еще меньше, чем в бою, и доспехи для турнира "специализировались". Для пешего поединка доспехи делались полностью закрытыми и требовали особой изощренности мастеров в изобретении дополнительных подвижных сочленений. Комплект для группового боя – стенка на стенку – отличался от боевого только тем, что левая часть груди, плечо и подбородок – места, куда направлялся удар копья, – защищались дополнительной, сложной формы, толстой железной пластиной, привинченной к кирасе. Зато доспех для конного копейного поединка – весил до 85 килограммов. Он закрывал только голову и торс всадника, но имел толщину около сантиметра и был почти неподвижен – ведь надо было только ударить копьем. Облачали в него рыцаря, посадив на поднятое над землей бревно, так как с земли он сесть на коня не мог, да и выдерживал в нем боец очень короткое время. Турнирное копье имело вид настоящего бревна, с прикрепленным стальным кругом у рукояти – защитой правой руки и правой стороны груди. Конь для турнира также обряжался в особо толстый доспех, да еще поверх стального нагрудника клали толстый кожаный валик, набитый чем-нибудь мягким. Рыцарь сидел в огромном седле, задняя лука которого подпиралась стальными стержнями, а передняя была так широка, высока и простерта вниз, что, окованная сталью, надежно защищала ноги всадника. И все это хозяйство покрывалось богатейшими геральдическими мантиями, попонами, на шлемах возвышались геральдические фигуры из дерева, копья обертывались лентами.
Доспехи и мечи – свидетели, и отнюдь не молчаливые, целой эпохи в развитии военного дела, кузнечного ремесла и декоративного искусства, свидетели славы и позора – сейчас тихо стоят в музеях и холлах, а кости их хозяев тлеют на полях сражений, под величественными надгробиями. И пусть мы знаем не только о высоте рыцарского духа, но и о низости воинов-феодалов, они по-прежнему видятся нам такими, какими описал их автор "Песни о Роланде":
…Стальные шпоры на ногах надеты,
Кольчуги белые легки, но крепки,
Забрала спущены у ясных шлемов,
На поясах мечи в златой отделке,
Щиты подвешены у них на шеях,
И копья острые у них в руке.

*************************





[/img][/u]
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
indigo
Историк


Зарегистрирован: 18.04.2008
Сообщения: 17

СообщениеДобавлено: Вт Апр 22, 2008 9:44 am    Заголовок сообщения: Средневековый город.Конные-9,13 век."Рыцарь Христа" Ответить с цитатой

Средневековый город

К концу XII века к периоду своего интенсивного развития подошли европейские города. Было их немало (Флоренция, Генуя, Венеция, Марсель, Каркасон, Тулуза, Орлеан, Франкфурт, Магдебург и пр.). Городская коммуна была новым для Европы образованием. Возникнув из ежегодных ярмарок на удобных местах (у мостов или бродов, у стен замков), города к XII веку основательно разрослись, многие были обнесены стенами. Город населяли ремесленники, торговцы, содержатели гостиниц, харчевень, публичных домов. Как социальная единица, город имел ряд особенностей. Управлял городом городской совет (мэрия, магистрат, муниципалитет), во главе которого стоял мэр. В некоторых городах власть оказалась в руках церкви - тогда городом управлял епископ (против такой власти горожане рано или поздно восставали - ведь, в отличие от мэра, епископ ими не избирался). В городе был свой суд с судьями, адвокатами и пр. Вполне естественно, что имелась городская стража, следившая за порядком. Армии город не имел - в случае войны все горожане, способные держать оружие, вступали в ополчение, которым обычно руководил сам мэр.Население делилось на нобилей и пополанов. Первые - представители городской знати, в свою очередь, разделялись на две категории: основательно разбогатевшие горожане (крупные ростовщики и торговцы, держатели гостиниц) и дворяне, по каким - либо причинам поселившиеся в городе. Именно нобили составляли городской совет, из их круга выбирался мэр.Пополаны - беднота. Подчас не любили нобилей, но без них городу было не жить: именно нобили могли легко найти средства на ремонт городских стен или мостовых. А главное, нобили умели вести переговоры с крупными сеньорами или с самим королем.Городская коммуна была единой и разобщенной одновременно. Разумеется, если какой - ни будь феодал посягал на городские вольности, горожане, все как один, вставали на защиту своих интересов. Но в спокойные времена, при отсутствии угрозы извне, живущие "плечом к плечу" горожане, немедленно начинали конфликтовать. Не редкостью были драки "ремесленники против булочников", или, допустим "сапожники против жителей гончарного квартала". Такие битвы "район на район" было непросто разнимать и городской страже. Однако единство коммуны резко проявлялось при конфликте с посторонними: горожанин, подравшийся на ярмарке с приезжим купцом, мог легко рассчитывать на снисходительность суда.Суд, в качестве наказания, мог обложить виновного денежным штрафом, однако одним из самых серьёзных наказаний было изгнание из города. Нежелательным особам могли запретить вход в город.Поскольку к XII веку "свободных" земель не осталось, города, возникая, занимали землю, которой владел какой - либо феодал. Таким образом, город становился как бы арендатором и должен был платить немалые деньги землевладельцу. Естественно, что города старались выкупить землю, на которой находились. Если сеньор землю (фактически, ему уже не принадлежащую) продавать не желал, то дело переходило к войне, если так можно выразиться, за независимость. Вот тут городу очень помогали крепкие стены (если они были): одно дело сражаться с рыцарем в чистом поле, и совсем другое - швырять в него камни, сидя в башне. Тем не менее, рыцарское войско, гораздо лучше обученное и вооруженное, подчас брало города приступом. Феодалы силой заставляли коммуну платить земельный налог. Дело городов было бы совсем плохо, но тут вмешивались короли. Людовик VI Толстый, Людовик VII, Филипп II Август, Людовик VIII, поочерёдно правившей Францией в XII и XIII веках, понимали, что города могут быть неплохими союзниками в борьбе с самонадеянными феодалами. Ведь такие
крупные сеньоры, как, к примеру, граф Шампанский, давно вели собственную, независимую политику, хотя формально являлись вассалами французской короны. Кроме того, город, освобожденный от уплаты земельного налога феодалу, может платить налоги в королевскую казну. Благодаря королевской поддержке, многим городам к концу XII века удалось избавиться от поземельной зависимости. Городские коммуны вводили собственные законы внутри городов, их хозяйственную деятельность извне никто не контролировал, налоги они платили только королю. (Нужно заметить, что королевский земельный налог был заметно ниже прежнего, феодального). Впрочем, многие города пошли по другому пути: они заключали с феодалами договор по образцу вассальной присяги, которую город - вассал приносил сеньору - сюзерену. Однако вассальный договор могли заключить лишь стороны, признающие друг друга равными (ведь крестьянин не может быть вассалом барона), и вступившие в союз по взаимному согласию. Тем самым, сеньоры, шедшие на подобный договор, признавали города равными себе, чего, в первую очередь, и добивались коммуны.







******************************
конные_9_13 век

Архив с фресками и картинками.

1 из них.



Загружаю через сотовый,так что выбрал самые лучшие.

Скачать архив с картинками,фресками,деталями с раскопок(24)=

http://relaxbest.narod.ru/progi/9-13.zip

******************************

Название книги:
"Рыцарь Христа"
:::::::::::::::::::

Название книги:
"Рыцарь Христа"
Серия:
(Тамплиеры–1)
Жанр:
Исторический роман
Автор:
Октавиан Стампас
Анонс:
Роман о храбром и достославном рыцаре Лунелинке фон Зегенгейме; об императоре Священной Римской Империи - Генрихе IV, об императрице Адельгейде, чей светлый образ озарил темную и кровавую эпоху; о колдунах и ведьмах; о многих великих сражениях и мужественных поединках; о Первом крестовом походе и о взятии Святого Города Иерусалима; о герцоге Годфруа Буйонском и брате его, короле Бодуэне I; о смелых воинах Гуго Вермандуа и Боэмунде Норманне, а также об основании ордена Христа и Храма и о том, кто были первые тамплиеры.

Размер:
424,76 Kb





Октавиан Стампас - Рыцарь Христа.book

Скачать=

http://relaxbest.narod.ru/progi/kniga.zip


Приятного чтения.

Следующий раздел посвящен крестовым походам.
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
indigo
Историк


Зарегистрирован: 18.04.2008
Сообщения: 17

СообщениеДобавлено: Вт Апр 22, 2008 10:10 am    Заголовок сообщения: Крестовые походы. Ответить с цитатой

Крестовые походы.

Первый Крестовый поход (1096-1099)



****************************


Осада Акры и крестовый поход Ричарда Английского

(август 1189 - октябрь 1192)

Гравюры разместил внизу.



Ги де Лузиньян летом 1188г. получил свободу в обмен на город Аскалон, который королева Сибилла сдала Салах ад-Дину как выкуп за своего мужа. Салах ад-Дином потребовал от Ги клятву, что тот уплывет за море и более никогда не подымать оружие против султана. После освобождения Лузиньян велел передать Салах ад-Дину остроумный ответ – что он пересек морской пролив, отделяющий Тортозу от острова Руад. И повесил свой меч не на пояс, но на ленчик седла: получилось, что не он, а его конь нес оружие!

Иерусалимское королевство (города, замки, крепости, укрепления)


Вернувшись в королевство, Ги столкнулся с маркграфом Конрадом де Монферрат, которому удалось удержать Тир и собрать вокруг себя знать, создав нечто вроде центра возрождения королевства. Многие бароны, которые были против восшествия Ги на королевский престол, теперь сплотились вокруг Конрада. Таким образом, когда Ги появился с королевой Сибиллой под стенами Тира, Конрад приказал сказать, "что никогда не позволит ступить им в пределы города". Маркграф намеревался сохранить Тир до прибытия королей из-за моря, и по воле покойного Балдуина IV, хотел предоставить им решать, чьи права на престол являются более вескими – Сибиллы или Изабеллы.
Получив отказ он Конрада, Ги де Лузиньян отправился в Триполи где разместил свою резиденцию., откуда он в апреле 1189г. вновь попытался заставить Конрада признать свои права на Тир. Еще раз получив отказ, Ги решился перейти к завоеванию своего королевства. Ему удалось сплотить вокруг себя почти всех баронов лишенных идеями Конрада надежды на возвращение своих собственных владений. Ги собрал маленькую армию, в основном состоящую из сицилийских рыцарей, прибывших в 1188г. в Святую Землю, а также иерусалимских баронов и рыцарей. Одним из командиров королевской армии стал брат короля, Жоффруа де Лузиньян (Geoffroi de Lusignan), прибывший из Европы.



Из Триполи король стремительным маршем провел свою армию по землям занятым Салах ад-Дином: не останавливаясь возле Тира, 26 августа 1189г. он достиг Казаль Эмбера, и уже через день франки появились под Акрой. Салах ад-Дин, в этот момент осаждавший Бофор, не поверил смелости Ги и упустил возможность его уничтожить в ущельях Сканделиона, а когда поспешил ему навстречу, было уже поздно, Ги уже укрепил свои позиции. Согласно Арнольду Любекскому, под командованием Ги находилось всего две сотни рыцарей.
Один за другим западные крестоносцы пребывали под стены Акры, итальянские эскадры блокировали город – на Западе был объявлен Третий крестовый поход. Конрад де Монферрат также отправился морем к Акре, но так и не признал власть Ги. К Акре прибывали – итальянцы, немцы, шампанцы, бургундцы, датчане, фризы, бретонцы, фламандцы. В сентябре христианское войско отразило нападение небольшой мусульманской армии, которая попыталась снять осаду с города. На радостях от этого события христиане проглядели тот факт, что Салах ад-Дин со значительно большей армией находился на расстоянии трехнедельного марша. Когда Салах ад-Дин подошел ему удалось восстановить связь по суше между Акрой и своей армией, что делало бесполезным блокаду города с моря. 4 октября 1189г. Ги де Лузиньян попытался порвать связь мусульман с городом, но его первоначальный успех не имел продолжения. В этом бою был взят в плен и позже казнен Великий магистр ордена Храма Жерар де Ридфор. Франки оказались зажатыми между осаждаемым ими городом и армией султана. Салах ад-Дин, из-за угрозы эпидемии, был вынужден перенести лагерь к востоку: тогда франки восстановили блокаду, вырыв ров вокруг Акры.
Салах ад-Дин решил восстановит связь с Акрой, только что утраченное им, с помощью флота. Благодаря ожесточенное борьбе на море египетской эскадре удалось снабдить провизией гарнизон Акры, но помешать Конраду де Монферрат подвести из Тира продовольствии в лагерь франков она не смогла: сражение 4 марта 1190г. положило конец короткому превосходству мусульман на море.
На суше для осады города были построены большие осадные башни, но они были вскоре уничтожены мусульманами (5 мая 1190г.). 25 июля 1190г., вопреки приказам Ги де Лузиньяна, франкская пехота совершила внезапное нападение на мусульманский лагерь, но потерпела поражение, на поле боя осталось семь тысяч убитых "сержанта". 27 июля 1190г. в лагерь крестоносцев прибыл Генрих I граф Шампани, что спасло положение франков, но теперь осаждавшим, как и осажденным, грозил голод.
7 октября 1190г. под стены Акры прибыл сын императора Фридриха I Барбароссы, Фридрих герцог Швабский, с незначительными остатками крестового воинства его отца. Ги и Фридрих предприняли марш на Хайфу за провизией (ноябрь 1190г.) который не увенчался успехом, впрочем, как и намерение, Салах ад-Дина разбить их армию. С приходом зимы мусульмане снова получили преимущество на море, им удалось прорвать блокаду и произвести частичную замену гарнизона Акры (13 февраля 1191г.).

Осада Акры
(гравюра Гюстова Доре)



Боевые действия крестоносцев стали более удачными, как только прибыл Филипп II Август (20 апреля 1191г.). Филипп Август обнаружил, что большинство французских рыцарей, во главе с его кузеном Филиппом Бовезийским расположены к Конраду де Монферрат; тогда он привез его из Тира под стены Акры и объявил себя покровителем Конрада. В ответ "анжуйская" партия, благосклонная к Ги, подданному Плантагенетов, во всеуслышание приняла сторону Лузиньяна. Ги, Онфруа IV синьор Монреаля и Жоффруа де Лузиньян отплыли навстречу Ричарду I и поспели вовремя, чтобы помощь ему завоевать Кипр.
С прибытием Ричарда (7 июня 1191г.) конфликт между Ги де Лузиньяном и Конрадом де Монферрат нашел продолжение: Жоффруа де Лузиньян 24 июня 1191г. вызвал Конрада на судебный поединок, обвинив его в вероломстве, измене и клятвопреступлении в отношении законного короля Иерусалима. Конрад не осмелился принять вызов и отбыл в Тир, только уговоры короля Франции его вынудили вернуться в лагерь крестоносцев.
После того как Ричард потопил на море последнюю мусульманскую галеру, а Филипп II Август провел несколько мощных штурмов города, короле "поделили" между собой обязанности: король Англии взял на себя битву с армией Салах ад-Дина, а король Франции – осаду Акры. После одного из самых яростных штурмов города, гарнизон Акры объявил о капитуляции и Салах ад-Дин был вынужден начать переговоры о сдаче города: он обещал выплатить 200 тысяч динаров, освободить 2 500 пленников и вернуть христианам захваченный при Хаттине Святой Крест [1]. Акра пала 12 июля 1191г. Акра пала и была передана во владения Ги де Лузиньяну.


27 и 28 июля 1191г. в Акре состоялось собрание королевства на котором рассматривался конфликт между Ги и Конрадом, сошлись на компромиссе: Ги признавался пожизненным королем; Конрад становился его наследником и принимал во фьеф Тир, Сидон и Бейрут; Яффа, которой владел Ги перед свои восшествием на престол, после его смерти переходила к самому близкому родственнику короля, его брату Жоффруа (которого позднее заменил другой его брат – Амори). Чтобы избежать любых последующих претензий, постановили: если Конрад и Изабелла [2] умрут без наследника, королевство отойдет к Ричарду I Плантагенету.
Ричард Львиное Сердце во время Айядиехской резни
(гравюра Гюстова Доре)


Сразу после собрания Филипп II Август покинул Акру и сначала отправился в Тир, где передал Конраду своих пленных, среди которых находился правитель Акры, "Каракуа" или Каракуш, и оттуда – во Францию. Король Ричард остался единственным предводителем крестового воинства, если не считать Гуго III Капета герцога Бургундии [3], который командовал сильной французской армией (650 рыцарей, 1 300 оруженосцев), оставленной королем Филиппом.
Недовольный медлительностью, с которой Салах ад-Дин выполнял условия капитуляции Акры (хотя пленники и Святой Крест привезли в мусульманский лагерь), Ричард I потерял терпение и 20 августа 1191г. приказал перебить 2 700 пленных, взятых в Акре, пощадив только тех кто был в состоянии заплатить выкуп. В ответ на этот непростительный поступок Салах ад-Дин приказал казнить всех пленных франков.
22 августа 1191г. Ричард направился на юг к Хайфе, его армия двигалась сплошной колонной, а с моря ее прикрывал флот, поставлявший провиант. Ему удалось отбить у мусульман Хайфу, он пересек срытый Кафарнаон и Ле Мерль, достиг Цезареи, также разрушенной по приказу Салах ад-Дина. 7 сентября 1191г. армия христиан подошла к Арзуфу возле которого разыгралась яростная битва, в которой Ричард одержал победу над Салах ад-Дином.


Салах ад-Дин после поражения при Арсуфе приказал разрушить Яффу и Аскалон (гарнизоны этих городов отказались их удерживать, боясь участи, постигшей гарнизон Акры), укрепленную церковь в Лидде и замок Рам.







****************************

Клермонский собор,
Народный крестовый поход


Урбан II на Клермонском соборе

27 января 1095г. Западный мир вступил в новую фазу своего развития. Причиной тому стала проповедь папы Урбана II (12 марта 1088 - 29 июля 1099) произнесенная им на поле около города Клермон (южная Франция). Толпа клириков и мирян разных сословий вменяла каждому слову понтифика, его призыву к франкскому рыцарству дать обет освободить христиан Востока от мусульманского рабства и отвоевать у неверных Гроб Господень в Иерусалиме.
Под крики толпы "Так хочет Бог!" ("Deus lo voult!") к Урбану вышел Адемар Монтейский, епископ Ле-Пюи, и был первым, кто принял крест из рук папы. По свидетельству хрониста Роберта Реймского, папа в заключение своей проповеди сказал: "Пусть же этот клич станет для вас воинским сигналом, ибо слово это произнесено Богом… Пусть носит [давший обет] изображение креста Господня на челе или на груди. Тот же, кто пожелает, дав обет, вернуться [сняв обет], пусть поместит это изображение на спине промеж лопаток…".
Клич - "Deus lo voult!", потрясший клермонское плоскогорье, подхватили во всех уголках христианского Запада, с готовностью, которой не ожидал сам папа Урбан II. Слегка утихнув, этот клич будет слышен, по меньшей мере, еще два столетия.

Урбан возлагал надежды исключительно на рыцарей и другие боеспособные части, и именно в их лице он видел крестоносное войско способное повергнуть в бегство мусульман и вернуть утраченное. Однако по мере того как весть о походе на Восток распространялась от Сицилии до Скандинавии, все больше мужчин и женщин из всех социальных слоев населения принимали крест.
Первыми в путь пустились отряды совершенно неорганизованные, состоящие из: булонские корсары, фламандские, фризские и антверленские пираты; народные толпы которые возглавили: Петр Пустынник, рыцарь Вальтер Неимущий (некоторые историки называют его Голяк), Вальтер Теккский, граф Тюбингена, Фолькмар, Готшалк, Эмихо Лейзингенский. Пока бароны готовились к экспедиции, этот "народ" покинул северную Францию, Фландрию, Нормандию, Рейнскую область, Саксонию и устремился к Константинополю. Этому походу суждено было снискать название - Народного крестового похода. В пути толпы голодного люда добывали пропитании, грабя и разоряя все, что могли. Многие были убиты в вооруженных стычках с местным населением Венгрии и Византийской империи, а те, которые все же добрались до Константинополя, в августе 1096г. были быстро переправлены греками через Босфор в Малую Азию. Там они разделились на две группы. Одна пыталась захватить город Никея, но была окружена и перебита турками 21 октября 1096г. подле Цивитота. Подобная участь ожидала и вторую группу. Из двадцати пяти тысяч, пришедших в Византию, осталось в живых лишь три тысячи, которые вернулись в Константинополь, выбранный местом сбора сил основной армии крестоносцев. И только тогда начался настоящий Первый крестовый поход. После Клермонского собора папа Урбан II оставался во Франции до сентября 1096г. наблюдая за приготовлениями к крестовому походу. Он поддерживал переписку с Адемаром Монтейским, назначенным папским легатом при армии крестоносцев, и с Раймундом де Сен-Жилль, графом Тулузы, которого он желал сделать военным руководителем похода.
Каждый барон, решивший принять участие в походе, по отдельности собирал своих людей и приводил в отряд, снарядив их за свой счет; другие бойцы - "одиночки" могли присоединиться в пути к отряду сеньора родом из тех же мест, что и они; мелкие рыцари, которым не хватало продовольствия на весь поход, попадали под командование любого барона, согласившегося взять на себя их содержание.

Армия крестоносцев представляла собой объединение четырех основных отрядов, которые продвигались к Константинополю по разным дорогам: каждый отряд шел по своему маршруту, из-за чего возникало гораздо меньше затруднений с продовольствием и снабжением провизией. Численность "регулярных" армий плохо известна. Общая численность армии крестоносцев составляет примерно шестьдесят тысяч воинов и столько же прочих участников: пилигримов, женщин, прислуги.












Средневековая карта XIIIв.

В середине августа 1096г. снарядился в поход Годфруа Булонский (Godefroi de Bouillon), герцог Нижней Лотарингии. Прежде чем покинуть свою отчизну Годфруа продал епископу Одберту Льежскому свои родовые владения в Анденнах, включая Булонь. К герцогу примкнули его родные братья Евстафий, граф Булони и Балдуин, граф Эно и Туля, а также двоюродный брат Балдуин де Бурк. Этот отряд двинулся по суше через Германию, перешел границу Венгрии близ Тюльна и Землина, пересек Болгрию, прошли через Белград, Ниш, Софию, Филипополь и достиг Константинополя 23 декабря 1096г. Этот путь не прошел без трудностей. Так в Венгрии пришлось вести переговоры с королем Каломаном, там еще помнили участников Народного крестового похода. Годфруа лично встретился с Каломаном и оставил ему в заложники своего брата Балдуина с женой и детьми; в отряде крестоносцев было объявлено о смертной казни за любой грабеж, и Каломан (1068-1116), со своей стороны, пригрозил той же карой своим подданным, если они осмелятся повысить цены на продовольствие. Все обошлось без происшествий, чего нельзя сказать о переходе через Византию. По пути в Константинополь "лотарингцы" разграбили Селибрию, в ответ на пленение Гуго де Вермандуа, и объявили о намерении штурмовать столицу империи, когда им прекратили поставку продовольствия. После длительных переговоров (декабрь 1096 - апрель 1097) Алексею Комнину (император Византии (1081-1118) удалось нанести поражение, которое принудило герцога Нижней Лотарингии подчиниться императору.


Отряд северной и средней Франции состоял из четырех армий. Земли французской короны выставили армию под командованием брата короля Гуго, графа Вермандуа. Король Франции Филипп не взял крест, так как был отлучен от Церкви.
На севере Франции сформировалось три армии. Герцог Нормандии Роберт, сын Вильгельма Завоевателя, готовился покинуть свое герцогство, так как пользовался весьма ограниченной властью и малыми доходами. Заложив свое герцогство Норманнское своему брату, королю Англии Вильгельму II Рыжему, за десять тысяч марок, Роберт получил необходимую для похода сумму и собрал вокруг себя рыцарей Нормандии и Англии. Две другие армии вели племянник и шурин герцога Нормандии - Роберт Фриз, граф Фландрии и Стефан, граф Блуа (1089-1102).
Все четыре армии северной и средней Франции перевалили через Альпы и прошли через города Италии: Луку, здесь крестоносцев благословил Урбан II, Монтекассино и Барии, где они погрузились на корабли, что бы переправиться через Адриатическое море.
Высадка основной части отряда произошла в районе Диррахия, и их дальнейший путь пролегал по Эгнатиевой дороге, через Бриндизи, Дураццо, Салоники, и подошли к Константинополю.




Европа в 1000 году




Первый Крестовый поход (1096-1099)

Часть крестоносцев отряда Гуго де Вермандуа не успела переправиться в Византию до наступления зимы, и они зазимовали в Италии. Этим воспользовался Боэмунд де Тарент, сын Роберта Гвискара. Он убедил оставшихся крестоносцев примкнуть к нему и под его начальством продолжить начатый ими поход. Боэмунду удалось также убелить, присоединиться к походу на Восток, отряд воинов занятый осадой средиземноморского порта Амальфи. В походе решил принять участие и Танкред Апулийский, племянник Роберта Гвискара, со своим войском.
Этот отряд, ставший неожиданным подкреплением крестоносцам, переправился через Адриатику и высадился между Диррахием и Авлоном. Далее они следовали, уже нам известной, Эгнатиевой дорогой. Продвижение армии было тяжелым, воины устали и изголодались, на дворе стояла зима, дороги были разбиты. Южно-итальянские норманны, вызывали недоверие у греков, так как были давними врагами Византии, ввиду неоднократных столкновений за обладание Далмацией. Как только норманны вступили на территорию империи, местное население сразу прекратило поставки продовольствия крестоносцам. Отряд Боэмунда и Танкреда был немногочисленным, но дисциплинированным. Дабы возобновить поставки продовольствия был отдан приказ начать грабежи. Разграблению подвергся город Кастория. Неоднократны были стычки с императорскими войсками, но как только поставки продовольствия были возобновлены, Боэмунд вмешался и прекратил грабежи, повелев вернуть местному населению украденную живность. Отпраздновав Рождество в Кастории, воины южной Италии появились у стен Константинополя 16 августа 1097г.

Отряд южной Франции возглавил Раймунд де Сен-Жилль, один из самых могущественных феодалов южной Франции и самый старый во всем крестоносном войске - ему исполнилось 55 лет. Граф Тулузский взял на себя снаряжение огромного числа бедных крестоносцев и поэтому его армия была самой многочисленной и более других обременена мирными людьми: сам граф взял с собой жену и сына.


Крестоносцы в походе; пилигримы и рыцари.
Миниатюра из рукописи конца XIII
или начала XIV в.
"De Passagiis in Terram Sanctam". Венеция.

Маршрут отряда пролегал через долину По, северную Италию, Далмацию, Сербию. В Сербии, скорее всего из-за медленного продвижения армии, продовольствия стало не хватать. Более сорока дней крестоносцы Раймунда блуждали в густом тумане по опустошенной земле. В Скутари Реймунд попытался договориться с сербским князем Бодином, но узнал, что сербам просто нечего было продавать. Не лучше дела стали и с выходом армии на Эгнатиеву дорогу (Салоники, Русия, Родосто), где перед ними прошли нормандцы не оставившие ничего съестного. В Пелагонии отряд подвергся нападению кавалерийского корпуса (печенеги?), посланного императором Алексеем для наблюдения за крестоносцами. Выведенные из себя провансальцы разграбили Роццу, но были потрепаны под городом Родосто. Несмотря на невзгоды, отряд Раймунда де Сен-Жулль прибыл в Константинополь к 27 апреля 1097г. Сам Раймунд де Сен-Жулль на несколько дней опередил основную часть своих войск.

Войска Запада стягивались к Константинополю с конца 1096 до начала 1097 года. Император Византии видел выгоду в походе, это был для него неплохой шанс с помощью крестоносцев отбросить турков от Малой Азии и Сирии. Но, зная о столкновениях византийских войск с отрядами крестоносцев, он стал опасаться их присутствия под стенами свой столицы. Пользуясь отсутствием единого руководства в армии крестоносцев, Алексей старался не допустить, что бы все отряды в одно и тоже время собрались около Константинополя, и переправлял отряды на азиатский берег по мере их подхода. С каждым предводителем армии император проводилась беседу, и уговаривал "стать его вассалом и принести обычную у латинян клятву".
Первым, с кем познакомился Алексей Комнин, был Гуго, граф Вермандуа. Еще, будучи в Италии он отправил к императору два письма, извещая о своем решении принять крест и о том, что высадится на византийскую землю в Дураццо. На основании этих писем в Константинополе были сделаны соответствующие распоряжения. Правителю Дураццо, родному племяннику императора, Иоанну Комнину, было приказано немедленно сообщить в столицу о появлении Гуго. Несколько судов греческого флота крейсировали около берега, ожидая прибытия графа. Опередив свой отряд, Гуго де Вермандуа сел на корабль и направился в Византию. Однако при переправе через Адриатическое море он попал в бурю, и был выброшен на берег, сохранив из имущества только свою одежду. Иоанну удалось снискать расположение брата короля Франции и препроводить его в Константинополь.
В Константинополе Графа Вермандуа ждала почетная встреча. Случилось это приблизительно в декабре 1096г. Алексей Комнин был к нему весьма любезен, оказывал ему почет и внимание и без особой борьбы убедил его дать вассальную присягу. Мгновенно на Западе распространилась молва, что Гуго находится в плену, и император вынудил его дать ленную клятву. В ответ на пленение Гуго, Годфруа Булонский приказал разграбить Селимбрию и окрестные земли. Отряд герцога Нижней Лотарингии прибыл первым под стены Константинополя и попал в полную зависимость от Алексея. Тем не менее, в течение трех месяцев Годфруа воздерживался от дачи клятвы и, укрепившись в пригороде Константинополя, дожидался подхода остальных отрядов крестоносцев. В апреле 1097г. начались стычки с печенежскими и славянскими кавалерийскими корпусами. Ущемленный во многих отношениях Годфруа был вынужден принести клятву. Клятва сопровождалась договором: крестоносцы обязывались передать Алексею свои завоевания, а взамен тот пообещал присылать подкрепления и провизию. Не позже 10 апреля 1097г. лотарингское войско было переправлено на азиатский берег Босфора.
Через некоторое время под стенами Константинополя появился Боэмунд де Тарент. Он отделился от своего отряда, поручив его Танкреду, и поспешил к столице. Переговоры были непродолжительными: против ленной клятвы Боэмунд не нашел особых возражений и спокойно назвал себя вассалом императора Византии. Боэмунд даже просил у Алексея должность великого доместика Востока, то есть главнокомандующего Восточной армией. Император ловко ушел от ответа, пообещав лишь пожаловать ему фьеф за пределами Антиохии (то есть рядом с Алеппо и Дамаском, земли, которые были завоеваны арабами в VIIв. и никогда не возвращались к империи) размером в 14 дней пути на 8 дней, своеобразную мусульманскую марку, выгодную византийцам.
Остальные отряды прибыли по большей части в мае. Все феодалы дали ленную клятву без особых колебаний, за исключение Танкреда и графа Тулузского. Раймунд де Сен-Жилль не уступал ни просьбам, ни угрозам. Решили остановиться на компромиссном варианте: граф поклялся не вредить жизни и императорскому сану Алексея.
После тока как были получены клятвы и обещания, Алексей Комнин устроил роскошный прием в Влахернском дворце, где находилась резиденция Алексея. Всех, кто принес клятву верности, император осыпал подарками; им выдали плату и обеспечили продовольствием до Антиохии. От Константинополя к Иерусалиму









Первый Крестовый поход (1096-1099)

В сопровождении византийского корпуса, под командованием Татикия, крестоносцы вступили в Румский (Конийский, Иконийский) султанат. Султан, Килидж-Арслан, принадлежал к сельджукскому клану, враждовавшему с Сельджуками Ирана и Ирака, а также был в состоянии войны с тюрской военной династией Данишмендидов (северная Анатолия).
Обстоятельства благоприятствовали воинству Запада. Килидж-Арслан, уничтожив толпы Народного крестового похода, не ожидал новой опасности и был вдали от Никеи, занимаясь набором нового войска. Город Никея располагался на берегу озера, вокруг которого возвышались крутые горы. Семь недель длилась осада столица Анатолии, резиденции Румского султана. Но когда крестоносцы ворвались в город (26 июня 1097г.), то с изумлением узнали, что император Алексей Комнин вел с турецким гарнизоном тайные переговоры, пообещав сохранить всем горожанам жизнь, если они сдадут Никею лично ему. Татикий напомнил крестоносцам о ленной присяге, данной императору Византии в столице, и вожди вынуждены были уступить и еще раз повторить присягу, от которой уже не отказались и самые стойкие, в том числе и Танкред. Таким образом, Никея вновь, белее чем на два столетия, стала византийским городом.




Осада Никеи крестоносцами

От Никеи путь крестоносцев шел через Дорилей. 1 июля 1097г. силы анатолийских турков под командованием султана Килидж-Арслана и эмира Хасана Данишменда (перед общей угрозой враги стали союзниками) обрушились на один из двух отрядов, который возглавляли Боэмунд и Роберт Нормандский. В критический момент норманнов выручил подоспевший Годфруа Булонский с остальной армией. Сражение при Дорилее обернулось поражением для турок. Однако франкская кавалерия скоро стала таять: в песках Фригии погибли все лошади Запада. Турки оставляли после себя "выжженную" землю, и даже взятие города Кония (Икония) 15 августа 1097г. не улучшило ситуации с продовольствием.
После победы при городе Гераклея (10 сентября) крестоносное войско разделилось на два корпуса: один под командованием Танкреда и Балдуина Булонского двинулся в Киликию, второй - на север где занял Цезарию (Кесарию), возвращенную византийцам вместе с городом Комана (там остался франко-византийский гарнизон во главе с Пьером д’О (d’Aups). Второй отряд спустился до Мараша (октябрь 1097г.) и подошел к Антиохии.


Причащение во время военных действий.
Фрагмент двери Реймсского собора, XIII век.

Танкред же и Балдуин пребывали в Киликии, где надеялись получить помощь армянских вождей. Они выгнали турок и Тарса (Тарсус), но, в конце концов, поссорились. Балдуин потребовал, чтобы Тарс был сдан ему, под тем предлогом, что его отряд многочисленнее отряда Танкреда. Танкред удалился из города и двинулся к Мельмистре, который был взят. Балдуин, оставив в Тарсе гарнизон, подступил к Мельмистре. Норманны, уверенные в том, что и этот город Балдуин вознамерился у них отнять, берутся за оружие. Под стенами города развязалась битва между христианскими воинами. На следующий день, однако же, противники примирились во имя веры. Помирившись, Танкред и Балдуин прошли через Коксон и направились в Мараш. В Мараше умерла жена Балдуина, где и была похоронена.
Годфруа Булонский обвинил своего брата, Балдуина, в несправедливости и насилии в отношении Танкреда. Вследствие ли обиды или иного, Балдуин поддался зову армянских вождей и прибыл в Эдессу. Он был усыновлен правителем города, Торосом, и женился на его дочери - Адре. Балдуин привел с собой только 80 рыцарей, но вскоре разрозненные воины, из тех, кто ранее потерял коней, поспешно подтянулись к Эдессе, где, в конце концов, их собралось более двух сотен. Балдуин со временем не замедлил избавиться от Тороса, или ему в этом помог народный мятеж. Таким образом, 10 марта 1098г. родилось будущее графство Эдесское.


Осада Антиохии.
Эта миниатюра, пример иллюстративной школы в Акре незадолго до падения города в 1291г., прекрасно изображает мощные стены Антиохии - одну из причин столь долгой осады.

20 октября 1097г. главная часть войска христиан подошла к хорошо укрепленной и обильно снабженной продовольствием многолюдной Антиохии. Осада продолжалась до 3 июня 1098г. Побежденный город достался Боэмунду. Однако крестоносцам пришлось запереться в взятом ими городе, так как к осажденному городу подошел эмир Мосула, Курбук (Кербог) с огромной армией, которая в течение месяца напрасно осаждала Эдессу. 5 июня началась вторая осада Антиохии, огромная мусульманская армия установила полную блокаду. 28 июня, стремительной атакой франкской армии, армия эмира Мосула была разбита и осада Антиохии была снята.
При осаде Антиохии от болезни умер епископ Адемар, папский легат. Место умершего легата, занял новый - архиепископ Пизы, Адальберт, известый более как Даимберт или Дагоберт.
Более шести месяцев крестоносцы отдыхали в Антиохии. Поход чуть было не закончился, сначала из-за невзгод и болезней, затем из-за процветания. Многие рыцари и пехотинцы ушли в Эдессу к Балдуину - среди них были: Дре де Нель, Ранальд де Туль и Фульхерий де Шартр. Стефан де Блуа и Гуго де Вермандуа вернулись домой. Франки потеряли и помощь Византии, пусть и незначительную.
По примеру Балдуина Булонского и Боэмунда де Тарент, Раймунд де Сен-Жилль возжелал создать маленькое провансальское княжество, опиравшееся на крепости Альбар и Марат (Маара). Он оставил в Альбаре небольшой гарнизон из семи рыцарей во главе с епископом Пьером Нарбоннским. В течение нескольких недель Раймунд, при содействии графа Фландрии и герцога Нормандии, вел осаду города Марат. Взятие города сопровождалось избиением всего мусульманского населения. 13 января 1099г. войска покинули Марат и двинулись на Шейзар. Далее, минуя будущий Крак де Шавалье, подошли к Триполи. 14 февраля 1099г. один из отрядов провансальцев начал осаду города Аркас, остальные штурмовали города Мараклея и Тортоза, а армия Годфруа и Танкреда осаждали Джабалу, еще один прибрежный город.

Во время стоянки у Аркаса, в лагерь крестоносцев прибыли два посольства: одно от императора Алексея, другое - халифа Каирского. Алексей просил дождаться его подхода с войсками, халиф Египта же предложил крестоносцам свободный пропуск в Иерусалим, но исключительно для невооруженных паломников. Раймунд так увлекся идеей провансальского княжества, что не желал покидать регион Триполи, и усердно продолжал осаду Аркаса, ожидая подхода Алексея. Дабы продолжить свой поход на Иерусалим крестоносцы были вынуждены поджечь свои палатки и нестройной толпой двинуться в сторону Святого Града. Годфруа просьбами заставил графа Тулузы снять осаду города.


Крестоносцы у стен Иерусалима

Войска прошли через Бейрут, Сидон, Тир, не встречая на своем пути сопротивления. Правители городов присылали им продовольствие и заявляли о своем миролюбии и покорности. Проходя через Акру, крестоносцы получили обещание от правителя города подчиниться их власти, если они покорят Иерусалим. 3 июня 1099г. франки заняли Рамлу и вдруг появился вопрос: идти ли осаждать Дамаск или предпринять осаду Каира. Ограничились тем, что отрядили к Вифлеему отряд из ста рыцарей во главе с Танкредом и Балдуином де Бурк.
7 июня 1099г. войска подошли к Иерусалиму. Армия крестоносцев в тот момент состояла из двадцати тысяч пехотинцев и полторы тысячи рыцарей. Из предводителей армий Запада до стен Иерусалима дошли: Годфруа Булонский и его брат, Евстафий, герцог Роберт, Роберт, граф Фландрии, Раймунд де Сен-Жилль и Танкред.
На рассвете 14 июня, крестоносцы пошли на штурм Иерусалима. При осаде большую помощь оказали шесть кораблей из Генуэ и Пизы, они прибыли в захваченную Яффу и доставили все необходимое для осады средства и провизию.
Крестовый поход увенчался успехом: Иерусалим освобожден и возвращен христианству.Крестовый поход (1101-1102)



Весть о взятии Иерусалима (15 июня 1099г.) побудила множество новых крестоносцев пуститься в дорогу на Восток. Победы крестоносцев воспламенили сердца и умы по всей Европе, письма с Востока, написанные после взятия Антиохии, Иерусалима и Аскалонской битвы, читались народу с церковных кафедр. Те, кто в 1096г. приняв крест и не отправились в поход, те, кто покинул своих братьев в трудные минуты, стали презираемы народом. Гуго, граф Вермандуа, который после взятия Антиохии отправился с посольством в Константинополь так и не вернувшись, Стефан, граф Блуа, который сбежал при осаде Антиохии Курбуком, эмиром Мосула, и все кто поступили подобным образом, были вынуждены принять участие в новом крестовом походе.
Одна армия ломбардцев, усиленная немецкими и бургундско-шампанскими отрядами, численность которых составляла, по свидетельствам хронистов, от 50 000 до 160 000 человек, пустилась в путь через Болгарию и греческие провинции сея страшное насилие. На все пути до Константинополя эта армия занималась исключительно грабежом. Прибыв в Константинополь, армия получила в качестве предводителя Раймунда де Сен-Жилль. Переправившись через Босфор, крестоносцы не захотели идти той дорогой которой двигались армии Первого крестового похода (1096-1099) и вынудили баронов Раймунда де Сен-Жилль, Стефана, графа Блуа, Эфу, герцога Бургундии и Конрада, коннетабля, вести их другим путем. Через три недели пути по плодоносным землям они достигли Анкары (Анкраса) которую захватили 23 июня 1101г. и передали ее императору Алексею. Дальнейший путь паломников выжженные земли, где им приходилось питаться листьями, корой и корнями диких растений. На все пути турки напоминали о своем существовании частыми нападениями на отставших от армии, больных и вообще на слабые части войска. Герцог Бургундии и граф Тулузы заведовали защитой арьергарда. С каждым дне становилось все трудное, турки становились смелей, дорога - труднее, голод - сильнее; на совете предводителей было решено вступить в битву. В назначенный день около Амазии 5 августа 1101г. христиане выстроились в боевые позиции, епископ Миланский прошел по рядам армии, показывая руку св. Амврозия, как залог благословения Божьего, а Раймунд представил воинам копье, найденное в Антиохии. Причиной поражения крестоносцев можно считать то, что отряды каждого барона сражались в одиночку, а не соединенными силами, вследствие чего поочередно обращались в бегство. Ночью лагерь покинул Раймунд де Сен-Жилль и другие знатные бароны и рыцари. Оставшиеся крестоносцы и пилигримы были утром уничтожены силами турок, беглецов преследовали и убивали. Спастись удалось только трем тысячам человек, во главе графами Тулузы и Блуа, герцогом Бургундии и императорским коннетаблем Конрадом.




Крестоносцы в походе; пилигримы и рыцари.
Миниатюра из рукописи конца XIII
или начала XIV в.
"De Passagiis in Terram Sanctam". Венеция.

Другая армия, состоящая из бургундских воинов под командованием Гильома графа Неверского и Оксеррского (15 000 человек), монахов, женщин и детей достигнув Константинополя переправилась через Босфор двигалась в сторону Анкары, чтобы встретиться с первой армией, об участи которой еще ничего не знала. Не встретив первой армии, она свернула с дороги в Анкару и направилась к Иконии где подверглась нападению турков и потеряла значительное количество войск. Свернув на южную дорогу остатки армии двинулись в направлении Гераклеи. Весь путь был связан с нехваткой воды, от которой жажда становилась невыносимой. Турки завалили все колодцы и источники на пути движения армии. Недалеко от Гераклеи была река, но крестоносцы не отыскали ее. Обессиленная армия была окружена и уничтожена при Гераклее в августе 1101г. Только 700 человек сумели спастись. Графа Неверский, нашедший убежище в Мараше, с остатками своей армии добрался до Антиохии.
Третья армия возглавляемая Гильомом де Пуатье, Гуго де Вермандуа, Вельфом герцогом Баварии и Идой, маркграфиней Австрии, состоящая большой частью из невооруженных паломником, вследствие чего ее численность доходила по некоторым сведениям до 60 000 человек, была разгромлена при Гераклее в начале сентября 1101г. Гильомом де Пуатье, в сопровождении одного только оруженосца, спасся бегством в горы, потом укрывался в местечке по соседству с Тарсом и, наконец, достиг Антиохии. Гуго де Вермандуа, брат короля Франции, скончался от ранений в Тарсе. Герцогу Баварии также удалось спастись от преследования турков. Участь маркграфини Иды неизвестна.


Весной 1103г. оставшиеся в живых отряды трех армий соединились в Антиохии. Они достигли Иерусалима, отпраздновав Пасху, часть их отправилась на Запад, другая часть осталась на Востоке.

**************************************

Скачать архив с картинами,гравюрами.

2 из них.






Ссылка=

http://relaxbest.narod.ru/progi/CRUSADES.zip


Пока все.Продолжайте тему)
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
DZOT
Админ


Зарегистрирован: 13.12.2007
Сообщения: 383
Откуда: Я здесь живу.

СообщениеДобавлено: Вт Апр 22, 2008 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Indigo, я просто поражен. Найти столько информации... Респект тебе, и при том огромный... Молодец.

Теперь ты официально носишь титул Историка нашего форума. Cool

Поздравляю. Ты его заслужил.
_________________
Сила дьявола в его ангельском терпении, а ангельское терпение требует дьявольской силы.

(с)Станислав Ежи Лец и Лешек Кумор
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Многогранник
Даи


Зарегистрирован: 25.12.2007
Сообщения: 356
Откуда: Тартар

СообщениеДобавлено: Вт Апр 22, 2008 6:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Shocked Shocked
*Осипшим голосом* - я в соке! в глюбоком, глюбоком соке!
Респект! Very Happy Very Happy
_________________
Упрямый человек будет долбить лбом стену, пока не разобьет себе голову. Упертый же человек, до тех пор, пока не рухнет стена.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Senius
Послушник


Зарегистрирован: 23.04.2008
Сообщения: 27
Откуда: Везде

СообщениеДобавлено: Вт Апр 29, 2008 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

насчет видоизменения крестов, это произошло не просто так, и это не видоизменение, это заимствование, всем известно что тамплиеры занимались оккультными науками, пытаясь найти более удобные
пути к достижению своей цели, и среди глав данного ордена занятия и изучение магии было чуть ли не основным делом, они неплохо продвигались в этом по той небольшой информации которую имею я, очень интенсивно изучая и постигая тайны самых разных оккультных культур и самое главное методов!!! так эти крестики это определенные смысловые заключения энергопереходных процессов в мире нашем и остальных... такие изначально использовались в Индии, так же как
свастика тоже пришла оттуда(ну точно не помню), короче че хотел этой песнью сказать, то что их прерасположения к такому роду занятий, может много сказать интересующимся, для них (тамплиеров)
это был еще один стимул учавствовать в походе для добычи ценной информации, т. к. арабские и еврейские народу очень бережно относились к таким штуковинам и передовали знания посвященным из поколения в поколение ( речь идет о ключах соломона и каббале )
_________________
Ты и есть решение...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
indigo
Историк


Зарегистрирован: 18.04.2008
Сообщения: 17

СообщениеДобавлено: Ср Май 14, 2008 1:48 pm    Заголовок сообщения: История Ответить с цитатой

Да,вот размещаю фотографию,думаю) это в тему.



_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Игры Assassin's Creed -> Святая земля Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Форум игры Assassins Creed. Все о прохождении игры, читы, коды, советы, фан-арт.

К обсуждению: Аssassins creed, жизнь культура ассассин (ассасин), и прошлое и будущее аssasin (аssassin). Партнерские №1 сенсорные экраны Платежные терминалы: продажа, ремонт, производство, обслуживание

Powered by phpBB

Appalachia Theme © 2002 Droshi's Island
Русская поддержка phpBB